Поделиться:
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

— В 13 лет вы уже работали? — удивленно переспрашиваю я. 

— Да, — невозмутимо подтверждает Владимир Федорович и начинает рассказывать, как получилось так, что школьник, окончивший всего 4 класса, добровольно пошёл заготовщиком на леспромхоз. Он искренне не понимает, что в этом особенного. 

Ветерану труда ВОВ Владимиру Фёдоровичу Егорову 88 лет, но он бодр и энергичен — насколько позволяет возраст. Война застала его ещё тогда, когда он был ребенком. Из семьи на фронт ушло 11 человек, а вернулись только трое. Погибли отец и два брата. Еще один из братьев дошел до Кенигсберга. 

Учиться было негде и учить было некому. Маленький Володя устроился на работу поблизости от деревенского лесоучастка своей семьи в нынешней Тверской области. В 50 километрах оттуда был фронт. Полгода они находились в оккупации под немцами. Семье предлагали эвакуироваться, но она не хотела терять свое хозяйство. Вскоре их освободила Красная армия. 

Когда здесь шел заградительный отряд, сжигавший все на своем пути, Володя вместе со своими родственниками не позволил уничтожить деревню. Она осталась единственным уцелевшим местом вплоть до райцентра. 

Работал он вплоть до Дня Победы в 45 году, пока мама не уговорила его продолжить учиться — «с 4 классами пропадёшь». После того, как мальчик окончил 7 класс, ежедневно преодолевать 25 км до ближайшей школы ему надоело. Собрав документы, Володя поехал в Москву — поступать в техникум. 

Электрички ходили крайне редко и на месте он был только к обеду. По коридору навстречу ему шли трое молодых парней. Володе, который не скрывал цели своего приезда, они тут же представились как члены приемной комиссии. Забрав бумаги, пообещали мальчику беспрепятственное поступление и повели его обедать. 

— Только тогда, когда не увидел себя в списках, понял: они воспользовались ситуацией. Бесплатно пообедали и вдобавок разжились документами, которых, видимо, не было. Я ведь отдал им все свои документы, вплоть до заявления о приёме, — корит себя Владимир Фёдорович.

Поскитавшись по городу, Володя связался с местной шпаной. Его начали учить воровать на Крестовском рынке — резать карманы сумок заточенной монетой. Промышляло всегда два человека: один резал, другой вынимал награбленное. Володя вовремя решил остановиться. На первом же совместном деле он сдался милиционерам. Капитан с орденами выслушал его и молча повёл в отделение. 

Мальчик не пропал: его отправили обучаться на фабрику. Стали учить строительному ремеслу. После определения на место работы Володе удалось там адаптироваться. В какой-то момент рядом с ним попал под трамвай фронтовик-инвалид. Володя с другом тут же потащили его в больницу. Медпункт оказался далеко, он вынужденно опоздал на работу. 

— Меня тут же за шкирку и дали за опоздание на полтора часа 6 месяцев трудового лагеря, — вздыхает Владимир Федорович. 

Эти полгода запомнились Володе: он строил вместе с такими же «счастливчиками» здание местного КГБ. 

Его выпустили, но на горизонте уже маячил призывной возраст. В армию тогда забирали с 20 лет. Он попал в школу сержантов, а по ее окончании очутился на артиллерийском полигоне в Костереве. Владимир был одним из самых активных, незаменимых работников и вскоре его закономерно избрали секретарем комсомольской организации дивизиона. Он даже успел окончить 8 класс в вечерней школе. 

Когда Хрущев пришёл ко власти, 500 тысяч лишних солдат демобилизовали. Дивизион Володи попал под ликвидацию. Тогда он уже имел полугодовалую дочку и был женат. Общие знакомые помогли найти Володе работу, связанную с металлургией, но в итоге он решил пойти обучаться в шахтеры и со временем освоил практически все специализации. Протрудился 5 лет, постепенно окончил школу и поступил в строительный институт на вечернее отделение. 

Осенью 63 года он поехал в отпуск на родину. Через пару дней после его приезда скоропостижно скончался младший 27-летний брат. Родственники были резко против возвращения Володи. На том, чтобы он остался, настоял командир дивизиона ракетчиков на квартире матери. Ему специально организовали призыв и Володя стал хозяйственником. Весной он уже был на ракетном полигоне в Астрахани. Когда вернулся, сразу услышал из института традиционное: «хвосты подбирай!».

— Закончили стрельбы и по закону подлости у нас стал новый командир. Говорю: вызывают, сессию надо сдать. Он говорит: я обещал? Нет. Ну иди к тому, кто обещал. А его-то и нет! Так мне пришлось расстаться с институтом. 

За 7 лет службы в дивизионе его дочь подросла. Владимиру сделали предложение, от которого невозможно было отказаться: место командира взвода в стройбате с собственной квартирой. Он переехал во Ржев. Командировки стали для Володи совершенно привычным делом, частью его насыщенной жизни.

В 1971 году сам генерал позвал его служить во Владимирскую область. Он написал рапорт. На его выбор повлияла единственная мысль: областным центром не размахиваются. 4 января 1972 года Владимир Федорович приехал во Владимирскую область. 

Тогда будущий Радужный носил незатейливое название «Объект-2000», а его территория насчитывала лишь пару десятков казарм и КПП. Бригада Владимира Федоровича приняла участие в постройке многих зданий, сохранившихся в Радужном и по сей день. Через 5 лет добросовестной работы превратности судьбы занесли офицера в льготный район — Воркуту. 

— 1 августа я уже ходил по тундре в валенках и тулупе! — смеется Владимир Федорович. 

Там он занимался самой разнообразной работой — благо, навыки позволяли — до тех пор, пока в 50 лет не вышел на пенсию. Жене стажа не хватало и он предпочел остаться вместе с ней, найдя работу по другой специальности. Спустя еще несколько лет Владимир Федорович навсегда переехал в Радужный, на квартиру, полученную благодаря службе. 

Не так давно случилось несчастье: у его жены диагностировали онкологию. Владимир Федорович подозревает, что сказались вредные условия работы: она была вынуждена часто контактировать с атомными подлодками. Вскоре ушла дочь, а через несколько месяцев и жена. Вот уже седьмой год он живет один. 

У Владимира Федоровича есть своеобразное хобби. Ветеран часто пишет письма о беспокоящем его в различные инстанции и СМИ. Он прекрасно понимает, что это ни к чему не приведёт, но продолжает писать — писать, чтобы высказаться. 

В строчках, пронзённых почти физической болью, Владимир Фёдорович делится своими наблюдениями. Размышляет о коррупции в высших эшелонах власти — «каждый там стремится прибрать к рукам побольше», обращается к нравственным и национальным ценностям, и задается риторическим вопросом: «как мы дошли до жизни такой?». 

Он показывает пачку писем: в редакцию издания «Аргументы и Факты», на российское телевидение. Особенно бросается в глаза одно из них, адресованное нынешнему Президенту России Путину. Владимир Владимирович приехать не смог, но прислал ответное письмо с извинениями. 

Ветеран не обходит стороной громкое дело Улюкаева и роскошную усадьбу премьер-министра Медведева, о которой рассказал в своем расследовании оппозиционер Алексей Навальный. 

— Раньше равенства было больше. Богачи существовали, но не выделялись, — горячится Владимир Федорович. — Воровали, куда ж без этого, но все было скрытно, а сейчас как будто нарочно делают напоказ. 

Владимир Фёдорович достаёт оттуда же, где лежали письма, кипу документов: дипломы, военные удостоверения. Весело, но с задумчивыми глазами вспоминает, как когда-то они висели на новогодней ёлке. Украшений не было, приходилось выкручиваться любыми способами. Благо, документов было предостаточно. Жизнь заставляла учиться. 

— Таков был лозунг Ленина, — кивает он головой. 

«Учиться, учиться и ещё раз учиться».